Анестезия при операциях на органах брюшной полости

Операции на органах брюшной полости — одна из самых распространенных сфер хирургической деятельности. Как правило, начинающий анестезиолог, впрочем, как и хирург, приступает к знакомству со своей будущей профессией с абдоминальной хирургии, плановой и экстренной. Так и в онкологии — опухоли органов брюшной полости составляют одну из наиболее распространенных и значимых групп злокачественных новообразований. Однако, в отличие от общей хирургии, в онкологической клинике нечасто приходится иметь дело с ограниченными по объему вмешательствами, подобными аппендэктомии и грыжесечению.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Анестезия при операциях на органах брюшной полости

Достижение хороших результатов лечения таких больных и пострадавших возможно только при разумной хирургической и анестезиолого-реаниматологической тактике.

Развитие функциональных и метаболических нарушений при заболеваниях и повреждениях органов брюшной полости в динамике, очередность и выраженность их проявлений, вклад в определение степени тяжести общего состояния зависят в основном от вида нозологии, скорости развития патологического процесса, выраженности сопутствующей патологии, состояния компенсаторных возможностей больного.

Выраженные нарушения функции желудочно-кишечного тракта и других систем жизнеобеспечения наиболее быстро развиваются при острой патологии органов брюшной полости, требующей экстренного оперативного вмешательства. Так, при острой кишечной непроходимости ведущим физиологическим механизмом этих нарушений являются тяжелые расстройства водно-электролитного и кислотно-основного состояния, характер и интенсивность которых в свою очередь зависят не столько от причины непроходимости, а от ее уровня и длительности до начала проведения лечебных мероприятий.

За сутки в желудочно-кишечном тракте образуется более л пищеварительных секретов, большая часть которых в нормальных условиях реабсорбируется, участвуя в поддержании гомеостаза. Нарушение процессов реабсорбции, пассажа кишечного содержимого приводит к потере большого количества воды, белка, электролитов как наружу при рвоте , так и в просвет кишки.

Секвестрация такого количества жидкости приводит к перераспределению ее в организме. Компенсация дефицита жидкости в сосудистом русле происходит за счет внеклеточного жидкостного пространства, что влечет за собой развитие внеклеточной дегидратации. С транссудатом в просвет кишки выходит до г белка. Общее количество безвозвратно теряемого белка может превысить г в сутки. Развитие гиповолемии, нарушения мезентериального кровоснабжения, микроциркуляции приводят к развитию метаболического ацидоза, тканевой ишемии и гипоксемии.

При рвоте теряется много ионов калия с развитием гипокалиемического алкалоза, в дальнейшем гипокалиемия ведет к развитию миокардиальной недостаточности. Потеря плазменного компонента крови является причиной снижения перфузии печени и почек, что может привести к развитию и присоединению их недостаточности. Прогрессирование патологического процесса ведет к развитию в застойном кишечном содержимом бактериальной флоры. Активизирующиеся бактерии выделяют эндотоксины, которые через поврежденную слизистую оболочку кишки могут довольно легко попасть в общий кровоток.

Наряду с микроорганизмами токсическое действие оказывают протеазы, пептоны и пептиды, образующиеся при воздействии бактерий на белки.

Тяжелые заболевания поджелудочной железы — острый панкреатит, панкреонекроз, сопровождающиеся нарушением оттока панкреатического сока и экскреции ферментов, приводят к сложным аутокаталитическим процессам, ферментной аутоагрессии. Прорыв в кровь и лимфу протеолитических, липолитических ферментов может вызвать тяжелые изменения функций паренхиматозных органов. Глубина поражений их зависит от степени панкреатогенной токсемии.

Наиболее характерными нарушениями при панкреатите являются гемодинамические, они обусловлены перераспределением жидкости между сосудистым, клеточным и межклеточным пространствами. Гиповолемия возникает из-за массивной экссудации плазмы в парапанкреатические ткани и серозные полости, падения тонуса периферических сосудов с депонированием в них крови и нарушений микроциркуляции, многократной рвоты.

Характерен выраженный болевой синдром, синдром эндогенной интоксикации, динамический парез кишечника на фоне прогрессирования ферментативного перитонита. Тяжелые нарушения гемодинамики возникают при желудочно-кишечных кровотечениях различной этиологии.

По тяжести их подразделяют на три степени. При легкой степени кровопотери происходит уменьшение количества эритроцитов до 3,5 млн. Частота пульса и артериальное давление существенно не изменяются. Средняя степень кровопотери характеризуется дальнейшим снижением количества эритроцитов до 2,,5 млн. Наиболее выраженные изменения наступают при тяжелой степени кровопотери. Количество эритроцитов снижается до 2,5 млн. Снижение ОЦК приводит к нарушению гемодинамики, выраженность которой зависит от скорости и объема кровопотери.

Аналогичные нарушения происходят при кровотечении из варикозно расширенных вен пищевода на фоне портальной гипертензии. Хирургическая патология печени и желчного пузыря острый холецистит, абсцесс, опухоль печени может привести к разнообразным нарушениям обменных процессов в организме.

Нарушение белкового обмена сопровождается снижением содержания в крови альбуминов, фибриногена, протромбина. При холестазе происходит повышение уровня желчных кислот и пигментов.

Снижение антитоксической функции печени приводит к повышению содержания в крови аммиака, фенола, низкомолекулярных жирных кислот, производных пировиноградной кислоты. Это является причиной нарушений окислительно-восстановительных процессов, накопления кислых продуктов обмена. При этом повышается проницаемость клеточных мембран, развивается внутриклеточная гипергидратация. Наиболее чувствительной к этим изменениям оказывается нервная система, нарастание концентрации эндогенных токсинов может привести к развитию печеночной комы.

Огнестрельные ранения живота современными ранящими снарядами характеризуются образованием в поврежденных органах, особенно паренхиматозных, по ходу раневого канала значительных дефектов тканей, наличием в тканях обширных зон с пониженной жизнеспособностью, возникновением с большой степенью вероятности повреждения органов, находящихся в стороне от проекции раневого канала.

Ранения часто сопровождаются массивными кровоизлияниями и кровопотерей. Кровопотеря, мощная афферентная импульсация из зоны поврежденных тканей, токсическое действие продуктов тканевого распада способствуют развитию травматического шока. Не менее тяжело могут протекать закрытые повреждения органов брюшной полости, которые возникают при воздействии взрывной волны, ударе тупым предметом, падении с высоты. Тяжелые повреждения паренхиматозных органов печени, селезенки сопровождаются массивным внутрибрюшным кровотечением, а полых органов желудка, кишки, мочевого пузыря — развитием перитонита в ранние сроки.

Закрытая травма поджелудочной железы приводит к развитию травматического панкреатита. Не следует забывать о том, что сама операция в той или иной степени нарушает пищеварительную функцию, а наличие послеоперационной раны оказывает отрицательное влияние на функцию дыхания, двигательную активность больного, мочеиспускание и т. Наиболее значительный элемент патофизиологических расстройств при абдоминальных вмешательствах представляют собой нарушения перистальтики, которая чувствительна к воздействию множества факторов.

Операционная травма, воздействие физических факторов внешней среды низкие влажность и температура воздуха на богатую рецепторами брюшину ведут к развитию циркуляторных расстройств в стенке желудочно-кишечного тракта. Прогрессирование водно-электролитных расстройств происходит вследствие нарушения пассажа содержимого по кишечнику. В послеоперационном периоде угнетение двигательной функции желудка и кишечника в ближайшие дня происходит из-за повышенного тонуса симпатической нервной системы с увеличением синтеза и выброса катехоламинов.

Длительность послеоперационного угнетения перистальтики зависит от объема и продолжительности операции. При крупных вмешательствах угнетение моторики желудочно-кишечного тракта может продолжаться несколько дней. Эта проблема возникает при операциях в надбрыжеечной области брюшной полости желудок, печень, желчные пути и приобретает особую остроту при хирургических вмешательствах на тонкой и толстой кишке, при гастрэктомиях, панкреатэктомиях, операциях по поводу портальной гипертензии и др.

Наиболее выраженное угнетение сократительной активности кишечной мускулатуры происходит в зоне самой операции на кишке. Тормозящие перистальтику импульсы могут возникать при чрезмерной экстраорганной ноцицепции в частности, при массивной травме , а также при нарушении функции нервных центров, регулирующих двигательную активность пищеварительного тракта. Продолжительность угнетения и восстановление перистальтики кишечника зависят от состояния вегетативной нервной системы.

У ваготоников этот период протекает значительно спокойнее, чем у больных с симпатикотонией, у которых нередко вздутие живота бывает значительным. Наряду с нервными тормозными влияниями в механизме возникновения парезов кишечника участвуют и гуморальные факторы. Медицина и здоровье.

Анестезия при операциях на органах брюшной полости Анестезия при операциях на органах брюшной полости Министерство образования Российской Федерации.

Принципы анестезии при абдоминальных онкологических операциях

Анестезиологическому обеспечению в таких случаях предшествует коррекция гомеостаза, для которой анестезиолог имеет достаточно времени. Такая коррекция проводится животным, имеющим цирроз печени, поражение почек, сердечно-сосудистой системы и т. Коррекция должна быть адекватной, проводиться интенсивно и не быть причиной задержки хирургического лечения. Так, при циррозе печени, желтухе отмечается повышенная кровоточивость, что требует особенной осторожности при интубации трахеи, зондировании желудка, дополнительного введения гемостатиков, а также готовности к проведению гемотрансфузии наличие донорской крови, заранее проверенной на совместимость с кровью реципиента.

Поэтому перед операцией в таких случаях обязательно проводится дренирование желудка и его промывание, а также интубация трахеи. Быстрое извлечение опухоли из брюшной полости может привести к развитию синдрома нижней полой вены с резким падением артериального давления и гибели животного на операционном столе.

Более того, в раннем послеоперационном периоде необходимо моделировать повышенное давление в брюшной полости, которое отмечалось при наличии опухоли или кисты.

Это достигается давящими повязками, подкладыванием под повязки валиков, надувных шаров и т. Постепенно снижая давление в брюшной полости можно добиться выздоровления животного. Резкое повышение внутрибрюшинного давления после грыжесечения может привести к гибели собаки или кошки.

Таких животных готовят заранее, постепенно увеличивая давление в брюшной полости повязками, которые позволяют дозированно уменьшать объем грыжевого мешка за счет длинных тесемок, завязываемых на спине. При оперативных вмешательствах на органах малого таза и на влагалище особенно при тяжелом состоянии животного можно воспользоваться перидуральной или спинномозговой анестезией, пресакральной блокадой с дополнительной инфильтрационной местной анестезией.

Однако следует помнить, что у котов операции при МБК, сопровождающейся острой задержкой мочи, когда невозможно эвакуировать мочу катетером и хирург вынужден прибегнуть к цистостомии, обезболивание должно быть максимально щадящим; при этом оно зависит от общего состояния животного.

Как правило, острая задержка мочи продолжается суток, что приводит к серьезным нарушениям водно-электролитного баланса, ацидозу, нарушению функции почек. Поэтому операции в обязательном порядке должна предшествовать коррекция гомеостаза; обезболивание должно выполняться с использованием дозировок анестетиков в раза ниже обычных, при необходимости дополнительно проводится местная инфильтрационная анестезия передней брюшной стенки по ходу предполагаемого разреза.

Коррекция метаболических нарушений должна продолжаться и после операции до полного восстановления гомеостаза. Плановые операции на органах брюшной полости проводятся достаточно часто. Наиболее оптимальным является комбинированный эндотрахеальный наркоз, что позволяет достичь III 2 —III 3 уровня анестезии, вполне достаточного для проведения операций любой сложности на органах брюшной полости. Проведение анестезии при некоторых заболеваниях имеет свои особенности.

При операциях по поводу стеноза привратника, ахалазии, дивертикулах прищевода необходимо помнить о повышенной опасности регургитации желудочного содержимого и развития аспирационного синдрома.

Удаление больших по объему опухолей из брюшной полости должно производиться медленно, по возможности, поэтапно, под контролем показателей гемодинамики. Обратная ситуация возникает при операциях по поводу больших грыж живота. При проведении гинекологических операций используются те же принципы анестезии, что и при операциях на органах брюшной полости.

При урологических операциях пользуются такими же способами обезболивания, как и при гинекологических пособиях. Какой подойдет ветеринар для кошки? Необычный и даже странный вопрос. Наблюдая за действиями специалистов ветклиники, можно отметить, что они в течение рабочего дня принимают Глухота белых кошек уже давно была изучена и доказана. Многие глухие коты обладают голубыми глазами, это вызвано геном белого окраса. Этот ген влияет на формирование клеток уха и его нервных окончаний ещё с рождения котёнка.

Домашние животные, также как и люди болеют многими заболеваниям. Проблема только в том, что они не могут нам сказать, что у них болит. Поэтому мы обязаны заботится о наших домашних питомцах и их здоровье. Гипоксия у животных — это недостаток кислорода в организме, а значит тканях и клетках. Защита от автоматического заполнения. Ветеринарные клиники. Метро Выберите Животные Выберите Услуги Выберите Эвтаназия, ритуальные услуги Эндоскопия Юридические услуги.

Выбрано: 0 Показать. Ветеринарный врач Выгул собак Вызов на дом Гигиенические стрижки Гостиница для животных Гостиница для животных. Дрессировка Дрессировка собак Зоомагазин Зоотакси Зоотакси. Животное Выберите Товарный ассортимент Выберите Вопрос ветеринару Задать вопрос.

Комментарии 0. Ваш E-Mail. Ветеринар для кошки: особенности специализации и ответственность Содержание Подготовка специалистов Среднее специальное образование Особенности при лечении котов Лечение от вирусов Ответственность.

Читать далее. Почему белые коты глухие? Лечение гипоксии у животных с помощью оксигенотерапии Домашние животные, также как и люди болеют многими заболеваниям. Добавить фото. Ведущий каталог ветеринарных клиник, ветеринаров, зоомагазинов и зоосалонов России. Отзывы и рекомендации специалистов. С Понедельника по Пятницу , Суббота, Воскресенье круглосуточно.

7.1. анестезия при операциях на органах брюшной полости

Операции на органах брюшной полости — одна из самых распространенных сфер хирургической деятельности. Как правило, начинающий анестезиолог, впрочем, как и хирург, приступает к знакомству со своей будущей профессией с абдоминальной хирургии, плановой и экстренной.

Так и в онкологии — опухоли органов брюшной полости составляют одну из наиболее распространенных и значимых групп злокачественных новообразований. Однако, в отличие от общей хирургии, в онкологической клинике нечасто приходится иметь дело с ограниченными по объему вмешательствами, подобными аппендэктомии и грыжесечению. Тому есть 2 главные причины.

Во-первых, злокачественным опухолям свойственно до поры до времени расти незаметно. В этом кроется одна из главных причин поздней диагностики и необходимости удаления уже разросшихся, значительных по объему и распространению новообразований. Во-вторых, в онкологической хирургии доминирует принцип абластики, т. Только такой подход дает больному со злокачественной опухолью хорошие шансы на выздоровление или хотя бы длительную ремиссию.

При этом обширные хирургические операции зачастую приходится делать пациентам, отягощенным серьезными сопутствующими заболеваниями и при осложненном течении опухолевого процесса в виде кишечной непроходимости, кровотечения из распадающейся опухоли, токсико-анемического синдрома, сдавления опухолью соседних жизненно важных органов и т.

По этим причинам, а также из-за частой необходимости прибегать к комбинированному лечению т. Лапаротомный доступ обеспечивает не только удобство хирургических манипуляций. Он позволяет выполнить полноценную ревизию брюшной полости, регионарную лимфодиссекцию, при необходимости резекцию и протезирование крупных сосудов.

Из сказанного следует, что абдоминальная онкохирургия заметно отличается от общей хирургии органов брюшной полости, хотя немало онкологических больных по разным причинам оперируют и в неонкологических медицинских учреждениях, причем значительную часть пациентов признают неоперабельными по причине местной распространенности процесса. Опытный хирург-онколог многих подобных больных успешно оперирует, однако для этого требуется его высокая профессиональная подготовка, а также соответствующий уровень развития анестезиолого-реанимационной службы.

Интересно отметить, что в мировой медицинской литературе можно найти немало руководств по торакальной, ортопедической, нейроанестезиологии и т. Чаще всего описывают отдельные разделы, касающиеся хирургии желудка, гепатобилиарной, колоректальной зоны, челюстно-лицевых, гинекологических операций и т.

Между тем, в хирургии брюшной полости есть общие анестезиологические закономерности. В настоящей публикации мы постарались отразить самые главные, а также уделить внимание некоторым наиболее сложным в том числе с анестезиологической точки зрения и не часто выполняемым операциям. Нередко развитию опухолей брюшной полости сопутствуют расстройства, имеющие прямое отношение к течению операции, анестезии и послеоперационному выздоровлению, прежде всего водно-электролитный дисбаланс, обусловленный нарушениями питания, кишечной непроходимостью, синдромом опухолевого роста, распадом опухоли, кровотечением и т.

Анестезиологу следует обратить внимание на типичные для онкологических больных гиповолемию, анемию и гипопротеинемию. При всей важности рациональной инфузионно-трансфузионной терапии, ее описание выходит за рамки настоящей публикации. Вместе с тем, мы не можем не обратить внимание читателя на необходимость энергичной коррекции указанных нарушений, в том числе потому, что без нее невозможно применить рекомендуемые нами методики анестезии.

Вряд ли есть смысл обсуждать анестезию при небольших брюшно-полостных операциях, которых в онкологии немного. Ее проводят по хорошо известным правилам, согласно традициям и предпочтениям той или иной клиники. Такое деление в известной мере условно, поскольку анатомически орган может располагаться в средних и даже верхних отделах живота например, поперечно-ободочная кишка , но его иннервация и, соответственно, необходимый уровень блокады ноцицептивных импульсов могут локализоваться в нижнегрудных сегментах спинного мозга.

Нередкий повод для сложной, травматичной и кровавой чрезбрюшной операции — внеорганная забрюшинная опухоль, которая может локализоваться в любом отделе забрюшинного пространства, иногда уходя в грудную полость и даже спинномозговой канал вернее, может из него исходить. Нетрудно представить, что перечисленные операции — это всего лишь некий перечень более- менее стандартных вмешательств совершенно разного объема, сложности, травматичности и продолжительности.

Мало того, в онкологии нередки самые разные сочетания этих вмешательств и другие атипичные варианты операций, вплоть до мультиорганных, с удалением и резекцией многочисленных органов в нашей практике — до 9.

Анестезиолог, работающий в онкологической клинике, всегда должен быть готов к возможности расширения ранее намеченного объема вмешательства, порой значительному, и это при том, что функциональное состояние пациентов, которым приходится подобные операции переносить, может быть весьма плачевным.

Однако необходимо помнить, что хирургический метод лечения пока остается основным при большинстве злокачественных опухолей, оперируемых лапаротомным доступом.

Поэтому отказ от операции чаще всего равносилен смертному приговору, что означает настоятельную необходимость вместо попыток его обосновать, искать пути анестезиологической защиты пациента с ограниченными функциональными резервами витальных функций при хирургических вмешательствах практически любого объема. Представляется очевидным, что в подобных условиях дают наилучшие результаты и ценятся только максимально надежные методы анестезии.

Ее минимальные последствия — нагрузка на сердечно-сосудистую систему, гипергликемия, гипоперфузия внутренних органов, парез кишечника, гиперкоагуляция, плохое заживление ран, повышенный риск инфекционных осложнений. Главная задача анестезиолога — защита пациента от пагубных последствий длительной и интенсивной, неконтролируемой симпатоадреналовой реакции, что достигается применением специальных мер антиноцицептивной защиты.

Самый распространенный способ анестезии при абдоминальных операциях вообще и в отечественной онкохирургии в частности — эндотрахеальный наркоз с мышечными релаксантами. Однако ни один из известных методов ингаляционного и внутривенного наркоза в принципе не способен полноценно блокировать прохождение ноцицептивных импульсов из операционного поля ни на спинальном, ни даже на супраспинальном уровне, и поэтому не предотвращает развития ответной реакции на хирургический стресс.

В таких условиях судьба больного в очень большой степени зависит от его компенсаторных возможностей, которые оказываются предельно напряженными. Создаются предпосылки для декомпенсации витальных функций организма, что особенно опасно для пациентов с низкими функциональными резервами. Ухудшается заживление ран, чаще развиваются инфекции, тромбоэмболические осложнения, периоперационные инфаркты миокарда и т.

Все это означает, что анестезиологическое обеспечение большинства абдоминальных онкологических операций требует усовершенствования путем применения специальных мер подавления избыточной симпатоадреналовой активации. Обсуждая вопрос об адекватности анестезии, крайне важно обратить внимание еще на один аспект, вернее, ее этап — период пробуждения. Зачастую анестезиологи подходят к ведению периода пробуждения пассивно, считая его чем-то вторичным, спонтанным, исходящим из неизбежных особенностей выбранного способа проведения наркоза.

С высокой вероятностью потребуется продленная ИВЛ на фоне неплохой остаточной опиатной анальгезии. Еще более выражена посленаркозная депрессия после НЛА или атаральгезии из-за применения наряду с опиоидами значительных доз нейролептиков или атарактиков бензодиазепинов.

Затянувшееся пробуждение и отсроченная экстубация приводят к более частым респираторным осложнениям и неоправданной загруженности отделений реанимации.

Быстрого восстановления сознания и дыхания можно достичь, применив почти забытый в России ингаляционный наркоз. У любого фторсодержащего испаряющегося анестетика фторотана, этрана, тем более изофлюрана или севофлюрана хватит мощности, чтобы обеспечить удовлетворительное течение полостной онкологической операции, особенно если добавить закись азота. Однако вслед за быстрым и хорошо прогнозируемым пробуждением неизбежно разовьется выраженный болевой синдром.

Потенцирование же ингаляционного наркоза существенными дозами опиоидов сводит на нет большинство его главных достоинств.

При любом варианте общей анестезии, после окончания травматичной операции врач рано или поздно сталкивается с порочной дилеммой: форсировать дозы опиоидов и рисковать последствиями угнетения дыхания и сознания, провоцировать рвоту, парез кишечника, либо недообезболивать больного.

Выход из положения известен, высокоэффективен, но, к сожалению, пока мало популярен в нашей стране. Речь идет о комбинированной анестезии, которая предусматривает сочетание эпидуральной анальгезии и общей анестезии. В мировой практике в большинстве случаев применяют сочетание поверхностного низкопоточного ингаляционного наркоза мощными фторсодержащими препаратами изофлюрана или севофлюрана и эпидуральной анальгезии комбинацией местного анестетика и сильного опиоида.

Многие для выключения сознания вместо ингаляционного наркоза применяют внутривенно гипнотик пропофол. В такой схеме анестезии главную роль играет использование эпидуральной блокады местными анестетиками. Она играет важную целебную роль не столько даже во время операции, но, что значительно важнее, в период пробуждения и в качестве средства послеоперационного обезболивания.

Приводимые в литературе данные высших уровней доказательности показывают, что периоперационное эпидуральное введение местных анестетиков значительно снижает частоту наиболее опасных осложнений и смертельных исходов. Полагают, что это происходит главным образом в результате грудной симпатической блокады органов, ответственных за формирование неблагоприятных последствий хирургического стресса: надпочечников, желудка, поджелудочной железы, кишечника, почек, сердца.

Помимо того, есть исследования, указывающие на противовоспалительное действие малых концентраций местных анестетиков, длительно поступающих в системный кровоток из эпидурального пространства. Такие концентрированные растворы способны обеспечить полную сегментарную эпидуральную блокаду, делающую принципиально возможным выполнение операций без наркоза.

На наш взгляд, ни во время операции, ни после нее, нет необходимости в такой глубокой блокаде. Более того, во многих случаях она нежелательна, поскольку приводит к хоть и временной, но полной фармакологической симпатэктомии, что небезопасно в большой хирургии, всегда чреватой риском кровопотери, да и вообще у ослабленных больных с исходной гиповолемией. Мы придерживаемся концепции мультимодальной антиноцицептивной защиты, позволяющей применение малых доз нескольких компонентов, действующих на разных уровнях проведения ноцицептивных импульсов, достигать необходимого результата при минимуме побочных эффектов.

В прямом соответствии с концепцией мультимодальной антиноцицепции, применение эпидуральной анальгезии а не анестезии избавляет от необходимости проводить глубокий наркоз. В свою очередь, поверхностный наркоз сочетают с неглубокой эпидуральной блокадой, что позволяет достичь очень важных преимуществ:. В частности, изменение глубины управляемой анестезии должно быстро варьировать степень подавления избыточных стрессовых проявлений и сохранять целесообразные, компенсаторные гемодинамические реакции.

Указанные достоинства комбинированной анестезии делают ее методом выбора при большинстве абдоминальных онкологических операций. Показания к использованию комбинированной анестезии проистекают, прежде всего, из предполагаемого объема вмешательства — чем больше хирургическая травма, вероятность интенсивного болевого синдрома, тем они настоятельнее.

Есть еще дополнительные аргументы в пользу применения эпидуральной блокады местными анестетиками: ожидаемый парез кишечника и повреждение прямое или опосредованное поджелудочной железы. Эпидуральная блокада относится к наиболее эффективным способам профилактики и лечения этих опаснейших осложнений. В частности, это касается самого распространенного онкогинекологического вмешательства — пангистерэктомии.

Применение же эпидуральной анальгезии у данной категории больных считают оправданным только серьезным сопутствующим снижением резервов дыхания и кровообращения. Неясно, что авторы протокола понимают под этим термином. Минимально целесообразный срок применения продленной послеоперационной эпидуральной анальгезии — 24 ч. Впрочем, мы иногда вынужденно прибегаем к комбинированной анестезии на более короткое время.

Типичный пример. Пациентка, которой предполагается удаление матки с придатками, страдает ожирением и ХОБЛ. При этом нет возможности поместить больную в отделение реанимации или иным образом обеспечить ей длительное наблюдение анестезиолога-реаниматолога после операции. Мы выбираем комбинированную анестезию, пробуждаем больную на фоне эпидуральной анальгезии, экстубируем и наблюдаем в палате пробуждения в течение еще ч.

Таким, разумеется, неоптимальным способом решаем лишь одну, но очень важную проблему восстановления самостоятельного дыхания после окончания операции. Правда, в последнее время, благодаря внедрению в практику одноразовых инфузионных помп, появилась возможность не обрывать эпидуральную анальгезию раньше времени и продолжать ее в хирургических отделениях. Эпидуральное пространство катетеризируем непосредственно перед операцией.

Уровень пункции зависит от предполагаемой зоны вмешательства. Рекомендуемые уровни пункции эпидурального пространства при выполнении абдоминальных операций H.

Van Aken, Обращаем внимание читателей на то, что при операциях в нижних отделах брюшной полости в настоящее время рекомендуют пункцию и катетеризацию эпидурального пространства на нижнегрудном, а не поясничном уровне.

Эту смесь применяем с самого начала операции и весь послеоперационный период, изменяя лишь темп инфузии, в зависимости от эффективности анальгезии и величины АД. Описанный вариант комбинированной анестезии предложен норвежскими анестезиологами G. Niemi и H. Присутствие адреналина значительно повышает анальгетический потенциал смеси и снижает частоту некоторых неприятных побочных эффектов, таких как седация, тошнота, кожный зуд, связанных с резорбцией опиоида в системный кровоток.

Центральное а2-адренергическое анальгетическое действие адреналина известно давно. К тому же обезболивающий эффект усиливается вазоконстрикцией, которая замедляет всасывание местного анестетика и опиоида, введенных в эпидуральное пространство, а значит способствует более глубокому их проникновению в нервные волокна. Мало того, создается впечатление о реже развивающейся артериальной гипотензии, хотя это не доказано.

Работами G. Рядом специальных исследований было продемонстрировано, что эпидуральное и субарахноидальное введение адреналина даже в значительно больших концентрациях безопасно с точки зрения риска ишемии спинного мозга. Опасения подобного рода, основанные исключительно на умозрительных предположениях, нередко можно слышать в среде анестезиологов. Возможно, этих врачей смогут успокоить рекомендации уже упомянутого европейского протокола PROSPECT, выполненного на основе критериев доказательной медицины.

Протоколом PROSPECT предусмотрена возможность эпидурального введения адреналина вместе с низкоконцентрированными растворами местного анестетика и опиоида.

Анестезиологическому обеспечению в таких случаях предшествует коррекция гомеостаза, для которой анестезиолог имеет достаточно времени. Такая коррекция проводится животным, имеющим цирроз печени, поражение почек, сердечно-сосудистой системы и т.

Анестезия при операциях на органах брюшной полости (стр. 1 из 3)

Плановые операции на органах брюшной полости проводятся достаточно часто. Анестезиологическому обеспечению в таких случаях предшествует коррекция гомеостаза, для которой анестезиолог имеет достаточно времени. Такая коррекция проводится животным, имеющим цирроз печени, поражение почек, сердечно-сосудистой системы и т.

Коррекция должна быть адекватной, проводиться интенсивно и не быть причиной задержки хирургического лечения. Наиболее оптимальным является комбинированный эндотрахеальный наркоз, что позволяет достичь III 2 —III 3 уровня анестезии, вполне достаточного для проведения операций любой сложности на органах брюшной полости.

Проведение анестезии при некоторых заболеваниях имеет свои особенности. Так, при циррозе печени, желтухе отмечается повышенная кровоточивость, что требует особенной осторожности при интубации трахеи, зондировании желудка, дополнительного введения гемостатиков, а также готовности к проведению гемотрансфузии наличие донорской крови, заранее проверенной на совместимость с кровью реципиента.

При операциях по поводу стеноза привратника, ахалазии, дивертикулах прищевода необходимо помнить о повышенной опасности регургитации желудочного содержимого и развития аспирационного синдрома.

Поэтому перед операцией в таких случаях обязательно проводится дренирование желудка и его промывание, а также интубация трахеи. Удаление больших по объему опухолей из брюшной полости должно производиться медленно, по возможности, поэтапно, под контролем показателей гемодинамики.

Быстрое извлечение опухоли из брюшной полости может привести к развитию синдрома нижней полой вены с резким падением артериального давления и гибели животного на операционном столе. Более того, в раннем послеоперационном периоде необходимо моделировать повышенное давление в брюшной полости, которое отмечалось при наличии опухоли или кисты.

Это достигается давящими повязками, подкладыванием под повязки валиков, надувных шаров и т. Постепенно снижая давление в брюшной полости можно добиться выздоровления животного. Обратная ситуация возникает при операциях по поводу больших грыж живота. Резкое повышение внутрибрюшинного давления после грыжесечения может привести к гибели собаки или кошки. Таких животных готовят заранее, постепенно увеличивая давление в брюшной полости повязками, которые позволяют дозированно уменьшать объем грыжевого мешка за счет длинных тесемок, завязываемых на спине.

При проведении гинекологических операций используются те же принципы анестезии, что и при операциях на органах брюшной полости. При оперативных вмешательствах на органах малого таза и на влагалище особенно при тяжелом состоянии животного можно воспользоваться перидуральной или спинномозговой анестезией, пресакральной блокадой с дополнительной инфильтрационной местной анестезией.

При урологических операциях пользуются такими же способами обезболивания, как и при гинекологических пособиях. Однако следует помнить, что у котов операции при МБК, сопровождающейся острой задержкой мочи, когда невозможно эвакуировать мочу катетером и хирург вынужден прибегнуть к цистостомии, обезболивание должно быть максимально щадящим; при этом оно зависит от общего состояния животного.

Как правило, острая задержка мочи продолжается суток, что приводит к серьезным нарушениям водно-электролитного баланса, ацидозу, нарушению функции почек. Поэтому операции в обязательном порядке должна предшествовать коррекция гомеостаза; обезболивание должно выполняться с использованием дозировок анестетиков в раза ниже обычных, при необходимости дополнительно проводится местная инфильтрационная анестезия передней брюшной стенки по ходу предполагаемого разреза.

Коррекция метаболических нарушений должна продолжаться и после операции до полного восстановления гомеостаза. Анестезиологическое обеспечение операций на органах грудной клетки имеет ряд особенностей, связанных с возникновением открытого пневмоторакса, коллапса легкого на стороне оперативного вмешательства, парадоксального дыхания, манипуляциями хирурга в области шокогенных зон, изменении сердечного выброса и уменьшении венозного возврата. Во время проведения анестезии необходимо добиться адекватной оксигенации организма, поддержания наркоза на стадии III 2 , что обеспечивает возможность проведения хирургических манипуляций.

Этим требованиям отвечает комбинированная анестезия. Премедикация выполняется по обычной схеме, с обязательным применением атропина. Введение в наркоз лучше всего осуществлять гексеналом или тиопенталом. При необходимости выполнения операции в условиях коллабированного легкого проводят раздельную интубацию главных бронхов. При отсутствии такой необходимости возможна обычная интубация трахеи с искусственной вентиляцией обоих легких либо кислородно-воздушной смесью при проведении внутривенной анестезии , либо смесью закиси азота, кислорода и фторотана.

Хорошие результаты получены при сочетании внутривенной анестезии с эфирно-воздушной смесью. Перед окончанием операции и герметизацией плевральной полости анестезиолог должен провести принудительное раздувание легких максимально возможным объемом с целью расправления коллабированного легкого и вытеснения воздуха из плевральной полости. При необходимости дренирования плевральной полости дренажи должны быть герметично закрыты или поставлены на активную аспирацию см.

Если оперативное вмешательство осуществляется в плановом порядке, когда у врача было достаточно времени для подготовки животного, коррекции нарушений гомеостаза, то анестезия может проводиться комбинированными методами с сохранением спонтанного дыхания на уровне III При этом следует помнить, что переломы костей всегда сопровождаются большей или меньшей кровопотерей нарушение целостности мышц, сосудов, кровопотеря в результате кровотечения из костномозгового канала и т.

Кровопотеря значительно увеличивается при повторных операциях, предпринимаемых по поводу несросшихся переломов, образовавшихся ложных суставов и т. Кровопотеря при этом зависит от конкретных условий операции: какие кости вовлечены в патологический процесс, выраженность костной мозоли и фиброзных изменений в окружающих тканях, техники хирурга.

Таким животным необходимо переливание донорской крови, что позволяет значительно снизить риск анестезиологического обеспечения и улучшить репаративные процессы в послеоперационном периоде. Анестезиологическое обеспечение при тяжелых травмах, сопровождающихся геморрагическим или травматическим шоком описано ниже см. Анестезия при офтальмологических операциях имеет ряд особенностей, которые обусловлены необходимостью предупреждения повышения внутриглазного давления как во время операции, так и в послеоперационном периоде , обеспечения полной неподвижности глазного яблока во время тонких хирургических манипуляций.

При операциях, связанных с тракцией глазных мышц, может развиться окулокардиальный рефлекс замедление сердечных сокращений вплоть до остановки сердца. Могут также развиваться окулогастральный икота, рвота или окулореспираторный задержка дыхания, ларингоспазм рефлексы. В ветеринарной практике такие осложнения чаще всего наблюдаются при энуклеации глазного яблока.

В этих случаях необходимо прекратить хирургические манипуляции, углубить наркоз, ввести сердечные средства при брадикардии — атропин или бронхолитики, противорвотные средства в зависимости от развившихся проявлений. Повышение внутриглазного давления может быть обусловлено кашлем, рвотой, венозным застоем, гипоксией и гиперкапнией. Поэтому выбор анестетиков и метода проведения анестезии должны быть продуманы заранее.

При необходимости используются методы регионарной анестезии: супраорбитальная стволовая анестезия, аурикуло-пальпебральная блокада, ретробульбарная блокада регионарные блокады описаны в Гл. При необходимости проведения общей анестезии следует помнить, что для премедикации необходимо использовать метацин, так как атропин повышает внутриглазное давление. К такому же эффекту приводит инфузия гипертонических растворов. Барбитураты, фторотан, наркотические анальгетики, ганглиоблокаторы, ретробульбарное введение новокаина, инфузия гипотонических растворов снижают внутриглазное давление.

Закись азота его не изменяет. По опыту нашей клиники, наиболее безопасным и эффективным является комбинированный кетаминовый и тиопенталовый наркоз с сохранением спонтанного дыхания.

При этом обезболивание сочетают с местной анестезией конъюнктивы и дополняют различными блокадами, описанными выше. Окончательный выбор анестетика и метод анестезии определяется в каждом конкретном случае, в зависимости от вида и объема хирургического вмешательства. При оториноларингологических операциях используют общепринятые методы анестезии, по возможности, дополняя их различными видами местного и регионарного обезболивания.

Общие принципы анестезии те же. Однако хирургические вмешательства у этой категории больных животных, как правило, небольшие по объему и продолжительности, не требуют достижения III 1 —III 2 стадий наркоза.

Основные требования к амбулаторной анестезии заключаются в необходимости быстрого введения животного в наркоз, максимальной безопасности и быстрого выхода из наркоза с наиболее полным восстановлением двигательной активности. Всем этим требованиям в наибольшей степени отвечает наркоз барбитуратами ультракороткого действия тиопентал, гексенал , Такому наркозу в обязательном порядке должна предшествовать премедикация по общепринятой схеме.

Как показывает опыт нашей клиники, данный вид анестезии обеспечивает максимальный эффект при минимальном количестве осложнений и минимальных затратах. Старческий возраст животных определяется индивидуально в зависимости от породы, а главное, от функционального состояния органов. Ориентировочно старческий возраст для собак определяется в пределах 8—10 лет, для котов— 10—12 лет.

Выбор метода анестезии обусловлен функциональными, метаболическими и морфологическими особенностями старческого возраста. У старых животных, как правило, отмечаются серьезные изменения со стороны сердечно-сосудистой системы, что связано со склерозом коронарных сосудов, возникающими при этом нарушениями трофики сердечной мышцы и, соответственно, снижением минутного и ударного объемов сердца, замедлением кровотока. ОЦК относительно снижен, нарушена эластичность сосудов. В связи со всем этим массивные переливания жидкости таким животным очень опасны, так как могут привести к отеку легкого.

Замещающая инфузионная терапия должна проводиться, по возможности, плавно, медленно и продолжаться в послеоперационном периоде. У старых животных отмечается снижение вентиляции легких из-за уменьшения эластичности легочной ткани. В этом возрасте снижается дезинтоксикационная функция печени, а также концентрационная и фильтрационная функции почек.

Все это приводит к более длительной элиминации анестетиков из организма. У таких животных отмечается повышенная чувствительность к гипоксии, гиповолемии и гипотензии, что должно учитываться анестезиологом во время проведения анестезии. Для премедикации рекомендуется снижать дозу атропина в раза или использовать метацин. Не рекомендуется использовать аминазин, его предпочтительнее заменить седуксеном или дроперидолом.

Для проведения наркоза можно использовать НЛА, либо комбинацию тиопентала и кетамина в минимальных дозировках и с низкой концентрацией растворов. Во время операции у старых животных рекомендуют шире использовать различные виды местного обезболивания. Во время проведения наркоза необходимо следить за цветом слизистых оболочек, пульсом, давлением, деятельностью сердца, температурой тела.

Снижение температуры тела у таких животных особенно у котов может быть критическим и привести к гибели. В связи с этим в операционной должна поддерживаться достаточно высокая температура воздуха С ; животные во время и после операции должны находиться на грелке, быть тепло укрытыми; инфузионные растворы должны быть подогретыми до С. Кроме того, в послеоперационном периоде таким животным должна дополнительно проводиться оксигенотерапия, следует вводить при наличии антидоты применявшихся анестетиков.

У щенков и котят неонатальный период продолжается до 2-недель-ного возраста. После 2-недельного возраста до 6 месяцев мелкие животные вступают в педиатрический возраст. Этот период имеет ряд морфофизиологических и метаболических особенностей. Недоразвитые в функциональном отношении системы органов и ткани молодого организма обусловливают возникновение больших сложностей при проведении наркоза.

Лабильная психика, быстрая возбудимость и истощаемость нервной системы приводят к невозможности точной дозировки анестетиков. Боязнь передозировки наркотических средств заставляет анестезиологов использовать дробное введение лекарств для достижения достаточного уровня анальгезии. Однако, уловить границу достижения этого уровня очень сложно, так как молодые животные могут резко перейти из состояния возбуждения в состояние глубокой медикаментозной комы.

Узость дыхательных путей, рыхлость слизистых оболочек, слабость дыхательной мускулатуры и недостаточное развитие эластической ткани легких создают дополнительные трудности при интубации трахеи и проведении ингаляционного наркоза.

Основная масса крови у молодых животных циркулирует во внутренних органах, периферическое кровообращение недостаточно развито. Поэтому щенки и котята очень чувствительны к инфузионному введению растворов. Молодые животные очень чувствительны к кровопотере; так как ОЦК у них очень маленький зависит от размеров животного , то даже небольшая по объему кровопотеря сопровождается резким нарушением гемодинамики. Функциональное недоразвитие печени и почек обусловливает замедленную элиминацию анестетиков из организма, поэтому для щенков и котят необходимо использовать антидоты анестетиков.

Особое внимание необходимо уделять поддержанию температурного режима. Даже кратковременная анестезия и небольшая по объему операция могут вызвать снижение температуры тела на 2—4С, что приводит к глубоким нарушениям метаболизма и гемодинамики. Поэтому нельзя переливать холодные растворы внутривенно, а во время операции под животное подкладывают электрическую грелку, с помощью которой поддерживают необходимую температуру тела.

Для премедикации не используют аминазин. Так как у щенков и котят отмечается физиологическая тахикардия, атропин вводят лишь в тех случаях, когда имеется реальная угроза ларингоспазма, а также обтурации верхних дыхательных путей бронхиальным секретом или слюной при гиперсаливации. Это связано с повышенным обменом веществ у маленьких животных, по сравнению со взрослыми. Именно по этой причине котята и щенки более подвержены влиянию гиповолемии, расстройствам кислотно-основного состояния и электролитным нарушениям.

Особенности проведения анестезии

Предоперационная подготовка ограничен во времени, но если есть возможность выждать 3 часа, то это делается. Если состояние не позволяет ждать, то ставят желудочный зонд и извлекают содержимое желудка шприцем Жане. На время интубации зонд убирают так как содержимое желудка не пойдет через него, а пойдет мимо , а затем во время операции его ставят через нос.

Премедикация проводится на операционном столе: атропин, анальгетики, обязательно на предварительной инфузионной терапии, которую определяет врач. Вводный наркоз. Если АД не низкое, проводят одним из гипнотиков. Если АД низкое, то используют калипсол или проводят атаралгезию. Для предупреждения мышечной фибрилляции и снижения ВБрД обязательно используют тест-дозу. В настоящее время при экстренной операции может быть использована альтернативная интубация в бессознательном состоянии.

Абсолютными показателями интубации в сознании является:. Стеноз желудка. Беременность с большим сроком. Непроходимость кишечника. Поддержание наркоза обычное. Можно использовать НЛА, в том числе и модифицированную, атаралгезию — это зависит от состояния пациента, назеологической формы заболевания, возраста. При экстренных ситуациях предпочтение отдается релаксантам короткого действия. Аспирационный синдром описан Мендельсоном в году. Возникает при аспирации кислого содержимого желудка в трахеобронхиальное дерево с ожогом его слизистой оболочки.

Затрудненное дыхание. Потеря сознания. В сущности это химический ожог соляной кислотой. При аспирации кислого содержимого происходит сильное раздражение дыхательных путей, и возникают патологические рефлексы в сочетании с ларингобронхоспазмом, брадикардией и асистолией.

Обструкция дыхательных путей. Воспалительные изменения альвеол и бронхов, которые приводят к бронхопневмонитам и гангрене легкого в постоперационном периоде. Кишечная непроходимость бывает высокая и низкая. Чем выше непроходимость, тем тяжелее состояние. Причины тяжелого состояния:. Гиповолемия происходит пропотевание плазмы в просвет кишки с её последующей сиквестрацией. Гипопротеинемия белок уходит с жидкостью, в крови понижается онкотическое давление — понижается давление крови, понижается АД.

Дыхательная недостаточность. Происходит растяжение кишечника азотом, увеличивается его объем, что является причиной подъема диафрагмы. Растет ВБрД, дыхание у пациента поверхностное, экскурсия легких ограничена, поэтому как можно раньше и длительнее проводят кислородотерапию.

Борьбу с ацидозом и алкалозом. Это достигается путем введения коллоидов, кристаллоидов, плазмы не крови. Объем жидкости, которую готовит медицинская сестра, будет зависеть от:.

И чаще всего составляет литра и более. У пациентов с кишечной непроходимостью N 2 O к применению запрещена, так как она обладает большей растворимостью чем азот, который растягивает кишечник. Вытесняя азот закись будет утяжелять состояние.

Перитонит — это следствие заболеваний органов брюшной полости холецистит, панкреатит, язвенная болезнь. Тяжелые нарушения гемодинамики в следствии гиповолемии скапливание жидкости в брюшной полости.

Анестезия при перитоните проводится на предварительной инфузионной терапии в течении часов. При проведении анестезии необходимо помнить, что пациенты с перитонитом — септические, они принимали антибиотики. Это заставляет применять в наркозе релаксанты короткого действия деполяризующие миорелаксанты в низких дозах.

Исключают закись и кардиодепрессивные анестетики. Панкреатит — это заболевание, при котором изменения в организме схожи с перитонитом и кишечной непроходимостью. Но состояний пациентов тяжелее в следствии:. Выраженного болевого синдрома. Боль приводит к выбросу адреналина, который суживает капилляры мелких сосудов, что в свою очередь приведет нарушению микроциркуляции тканей, и быстро развивается гипоксия. Гипокальциемия является причиной нарушения свертываемости крови, а так же способствует развитию судорожного синдрома.

В крови много ферментов поджелудочной железы — диастазы, которая расплавляет ткани. Это достигается путем проведения инфузионной терапии см выше. Особенности наркоза в экстренных и плановых ситуациях в акушерско-гинекологической практике. Естественная гиперволемия. Высокое ВБрД, которое ограничивает экскурсию грудной клетки. Увеличенная матка давит на сосуды, в частности нижнюю полую вену. Венозный отток затруднен, что приводит к снижению возврата крови к сердцу.

Развивается синдром нижней полой вены. Клинически это проявляется цианозом, одышкой, понижением АД. Этот синдром является постуральным осложнением то есть связанным с положением.

Профилактика: беременные не должны лежать на спине, коленолоктевое положение. У всех беременных имеет место легочная гипертензия. Мелкие сосуды малого круга кровообращения суживаются, и повышается преднагрузка, что может легко привести к отеку легкого.

Анестетики, которые используют в наркозе, не должны воздействовать на мать, плод и плацентарное кровообращение. Анестетики не должны усугублять имеющиеся физиологические изменения у матери. Препараты не должны повышать ВБрД, не должны угнетать дыхательный центр ребенка. Они должны быстро вызывать сон и пробуждение с быстрым восстановлением самостоятельного дыхания.

Общее состояние матери и плода. Фетоплацентарное кровообращение. Изменение внутренних органов и сред. Если нет нефропатии повышении АД, отеки, белок в крови — гестоза, то можно использовать калипсол. Релаксанты, только короткого действия деполяризующие миорелаксанты. За 15минут до извлечения плода релаксанты не вводят.

Особой опасности подвергаются беременные, идущие на кесарево сечение с пороками сердца, сахарным диабетом, кардиопатией замещение сердечной мышцы соединительной тканью , заболеваниями печени и почек. При кесаревом сечении нельзя применять фторотан — расслабляет мускулатуру матки и вызывает постоперационные кровотечения реакции на окситоцин не будет. Эфир вызывает изменение реологических свойств крови. Недеполяризующие миорелаксанты нельзя применять, так как произойдет релаксация мускулатуры плода.

Действие барбитуратов можно усилить введением 2 мл дроперидола. Если боль очень сильная, то можно использовать препараты, не угнетающие дыхание трамал, марадол, стадол , а на фоне подается закись с кислородом. При экстренном кесаревом сечении трудно запланировать анестезию и правильно оценить состояние беременной из-за:. У роженицы на любом этапе может быть регургитация с развитием аспирационного синдрома Мендельсона, а страх, беспокойство, учащенное дыхание, а кроме того задержка пищи в желудке более 3-х часов, легко приведут к регургитации во время анестезии.

Поэтому в настоящее время предпочтение отдается интубации в сознании. А если выбор — интубация в бессознательном состоянии, то принимаются все меры профилактики регургитации см экстренные операции. Гестозы с проявлением нефропатического синдрома ранние признаки: головная боль, нарушение зрения, тошнота, повышение АД, боль в желудке, отеки на ногах. Отличается от эклампсии менее выраженным отеком внеклеточного пространства клеток мозга.

Беременные склонны к генерализации судорог, они развиваются на любой раздражитель. Женщин беспокоит сильная головная боль, высокое АД, изменение сознания.

Главное в лечении — медикаментозный сон. Осложнения, связанные с дыханием и вентиляцией. Нарушение газообмена приводит к развитию гипоксии и гиперкапнии. Осложнения, связанные с гемодинамикой снижение АД, асистолия.

Осложнения со стороны центральной нервной системы. Снижение сатурации кислорода недопустимо. Это ведет к гипоксии, энцефалопатии и гибели мозга. Осложнения со стороны периферической нервной системы. Сдавление нервов с развитием параличей, парезов. Специфическая группа: положение на операционном столе, синдром нижней полой вены. Мониторинг за женщинами, которым проводится операция кесарево сечение, затруднен из-за анемии, так как она цианоза не дает, а повышение или понижение АД, тахикардия у них постоянная.

Только пульсоксиметрия и капнометрия. При перидуральной анестезии катетер вводят у беременной на 3 см не более.

Особенности в анестезии при экстренных операциях на органах брюшной полости.

Анестезия при операциях на органах брюшной полости Анестезия при операциях на органах брюшной полости Министерство образования Российской Федерации. Достижение хороших результатов лечения таких больных и пострадавших возможно только при разумной хирургической и анестезиолого-реаниматологической тактике.

Развитие функциональных и метаболических нарушений при заболеваниях и повреждениях органов брюшной полости в динамике, очередность и выраженность их проявлений, вклад в определение степени тяжести общего состояния зависят в основном от вида нозологии, скорости развития патологического процесса, выраженности сопутствующей патологии, состояния компенсаторных возможностей больного. Выраженные нарушения функции желудочно-кишечного тракта и других систем жизнеобеспечения наиболее быстро развиваются при острой патологии органов брюшной полости, требующей экстренного оперативного вмешательства.

Так, при острой кишечной непроходимости ведущим физиологическим механизмом этих нарушений являются тяжелые расстройства водно-электролитного и кислотно-основного состояния, характер и интенсивность которых в свою очередь зависят не столько от причины непроходимости, а от ее уровня и длительности до начала проведения лечебных мероприятий. За сутки в желудочно-кишечном тракте образуется более л пищеварительных секретов, большая часть которых в нормальных условиях реабсорбируется, участвуя в поддержании гомеостаза.

Нарушение процессов реабсорбции, пассажа кишечного содержимого приводит к потере большого количества воды, белка, электролитов как наружу при рвоте , так и в просвет кишки. Секвестрация такого количества жидкости приводит к перераспределению ее в организме.

Компенсация дефицита жидкости в сосудистом русле происходит за счет внеклеточного жидкостного пространства, что влечет за собой развитие внеклеточной дегидратации. С транссудатом в просвет кишки выходит до г белка. Общее количество безвозвратно теряемого белка может превысить г в сутки. Развитие гиповолемии, нарушения мезентериального кровоснабжения, микроциркуляции приводят к развитию метаболического ацидоза, тканевой ишемии и гипоксемии.

При рвоте теряется много ионов калия с развитием гипокалиемического алкалоза, в дальнейшем гипокалиемия ведет к развитию миокардиальной недостаточности. Потеря плазменного компонента крови является причиной снижения перфузии печени и почек, что может привести к развитию и присоединению их недостаточности. Прогрессирование патологического процесса ведет к развитию в застойном кишечном содержимом бактериальной флоры. Активизирующиеся бактерии выделяют эндотоксины, которые через поврежденную слизистую оболочку кишки могут довольно легко попасть в общий кровоток.

Наряду с микроорганизмами токсическое действие оказывают протеазы, пептоны и пептиды, образующиеся при воздействии бактерий на белки. Тяжелые заболевания поджелудочной железы — острый панкреатит, панкреонекроз, сопровождающиеся нарушением оттока панкреатического сока и экскреции ферментов, приводят к сложным аутокаталитическим процессам, ферментной аутоагрессии.

Прорыв в кровь и лимфу протеолитических, липолитических ферментов может вызвать тяжелые изменения функций паренхиматозных органов. Глубина поражений их зависит от степени панкреатогенной токсемии. Наиболее характерными нарушениями при панкреатите являются гемодинамические, они обусловлены перераспределением жидкости между сосудистым, клеточным и межклеточным пространствами. Гиповолемия возникает из-за массивной экссудации плазмы в парапанкреатические ткани и серозные полости, падения тонуса периферических сосудов с депонированием в них крови и нарушений микроциркуляции, многократной рвоты.

Характерен выраженный болевой синдром, синдром эндогенной интоксикации, динамический парез кишечника на фоне прогрессирования ферментативного перитонита. Тяжелые нарушения гемодинамики возникают при желудочно-кишечных кровотечениях различной этиологии. По тяжести их подразделяют на три степени. При легкой степени кровопотери происходит уменьшение количества эритроцитов до 3,5 млн. Частота пульса и артериальное давление существенно не изменяются. Средняя степень кровопотери характеризуется дальнейшим снижением количества эритроцитов до 2,,5 млн.

Наиболее выраженные изменения наступают при тяжелой степени кровопотери. Количество эритроцитов снижается до 2,5 млн. Снижение ОЦК приводит к нарушению гемодинамики, выраженность которой зависит от скорости и объема кровопотери. Аналогичные нарушения происходят при кровотечении из варикозно расширенных вен пищевода на фоне портальной гипертензии.

Хирургическая патология печени и желчного пузыря острый холецистит, абсцесс, опухоль печени может привести к разнообразным нарушениям обменных процессов в организме. Нарушение белкового обмена сопровождается снижением содержания в крови альбуминов, фибриногена, протромбина. При холестазе происходит повышение уровня желчных кислот и пигментов. Снижение антитоксической функции печени приводит к повышению содержания в крови аммиака, фенола, низкомолекулярных жирных кислот, производных пировиноградной кислоты.

Это является причиной нарушений окислительно-восстановительных процессов, накопления кислых продуктов обмена. При этом повышается проницаемость клеточных мембран, развивается внутриклеточная гипергидратация.

Наиболее чувствительной к этим изменениям оказывается нервная система, нарастание концентрации эндогенных токсинов может привести к развитию печеночной комы. Огнестрельные ранения живота современными ранящими снарядами характеризуются образованием в поврежденных органах, особенно паренхиматозных, по ходу раневого канала значительных дефектов тканей, наличием в тканях обширных зон с пониженной жизнеспособностью, возникновением с большой степенью вероятности повреждения органов, находящихся в стороне от проекции раневого канала.

Ранения часто сопровождаются массивными кровоизлияниями и кровопотерей. Кровопотеря, мощная афферентная импульсация из зоны поврежденных тканей, токсическое действие продуктов тканевого распада способствуют развитию травматического шока. Не менее тяжело могут протекать закрытые повреждения органов брюшной полости, которые возникают при воздействии взрывной волны, ударе тупым предметом, падении с высоты.

Тяжелые повреждения паренхиматозных органов печени, селезенки сопровождаются массивным внутрибрюшным кровотечением, а полых органов желудка, кишки, мочевого пузыря — развитием перитонита в ранние сроки. Закрытая травма поджелудочной железы приводит к развитию травматического панкреатита. Не следует забывать о том, что сама операция в той или иной степени нарушает пищеварительную функцию, а наличие послеоперационной раны оказывает отрицательное влияние на функцию дыхания, двигательную активность больного, мочеиспускание и т.

Наиболее значительный элемент патофизиологических расстройств при абдоминальных вмешательствах представляют собой нарушения перистальтики, которая чувствительна к воздействию множества факторов.

Операционная травма, воздействие физических факторов внешней среды низкие влажность и температура воздуха на богатую рецепторами брюшину ведут к развитию циркуляторных расстройств в стенке желудочно-кишечного тракта. Прогрессирование водно-электролитных расстройств происходит вследствие нарушения пассажа содержимого по кишечнику. В послеоперационном периоде угнетение двигательной функции желудка и кишечника в ближайшие дня происходит из-за повышенного тонуса симпатической нервной системы с увеличением синтеза и выброса катехоламинов.

Длительность послеоперационного угнетения перистальтики зависит от объема и продолжительности операции. При крупных вмешательствах угнетение моторики желудочно-кишечного тракта может продолжаться несколько дней. Эта проблема возникает при операциях в надбрыжеечной области брюшной полости желудок, печень, желчные пути и приобретает особую остроту при хирургических вмешательствах на тонкой и толстой кишке, при гастрэктомиях, панкреатэктомиях, операциях по поводу портальной гипертензии и др.

Наиболее выраженное угнетение сократительной активности кишечной мускулатуры происходит в зоне самой операции на кишке. Тормозящие перистальтику импульсы могут возникать при чрезмерной экстраорганной ноцицепции в частности, при массивной травме , а также при нарушении функции нервных центров, регулирующих двигательную активность пищеварительного тракта. Продолжительность угнетения и восстановление перистальтики кишечника зависят от состояния вегетативной нервной системы.

У ваготоников этот период протекает значительно спокойнее, чем у больных с симпатикотонией, у которых нередко вздутие живота бывает значительным. Наряду с нервными тормозными влияниями в механизме возникновения парезов кишечника участвуют и гуморальные факторы. Нередко анестезиологу-реаниматологу приходится сталкиваться с таким грозным осложнением оперативного лечения органов брюшной полости, как острый послеоперационный панкреатит, клинические проявления которого неоднозначны, а диагностика крайне затруднена, особенно на ранних этапах его развития.

Гиповолемия, нарушения микроциркуляции, дуоденальная гипертензия, интраоперационная травма поджелудочной железы — основные этиопатогенетические факторы послеоперационного панкреатита.

Лапаротомия, вскрытие полых органов сопряжены с риском эндогенного инфицирования. Развитию послеоперационных гнойных осложнений способствуют дооперационные анемия, гипопротеинемия, общее истощение, иммунодефицитные состояния, гиповитаминоз, нарушения микроциркуляции.

Больные с хирургическими заболеваниями органов брюшной полости подвержены высокому риску легочных осложнений как в дооперационном, так и в интра- и в послеоперационном периодах. Анестезиолог-реаниматолог всегда должен помнить о возможности рвоты и регургитации с аспирацией кислого желудочного содержимого в трахеобронхиальное дерево. Наличие послеоперационной раны на брюшной стенке существенно влияет на дыхание, кашель, мочеиспускание, двигательную активность больного, особенно в первые дни после операции.

Усиление боли при кашле, глубоком дыхании способствует увеличению риска формирования ателектазов в легких. Послеоперационная рана и появление связанной с ней боли могут быть причиной недостаточной двигательной активности и способствовать возникновению венозного застоя и флеботромбоза. Нельзя забывать о высоком риске развития инфаркта миокарда, тромбоэмболии легочной артерии у больных в тяжелом состоянии, особенно если имеются нарушения системы гемостаза.

При подготовке к анестезии должен быть выполнен минимальный стандарт лабораторного и инструментального исследования. При необходимости принимаются меры к проведению углубленного обследования больных, коррекции выявленных нарушений, осуществляется прогнозирование вероятности развития осложнений и способов их профилактики острый послеоперационный панкреатит, аспирация содержимого желудка в дыхательные пути, гнойные осложнения и т.

Целью премедикации является снятие психического напряжения, обеспечение нормального сна перед операцией, облегчение введения в анестезию, предупреждение нежелательных нейровегетативных реакций, побочных эффектов применяемых для анестезии средств, гиперсаливации.

Наркотические анальгетики назначают только при наличии выраженного болевого синдрома, который трудно устранить препаратами ненаркотического ряда. Тем не менее, у больных с повышенной секреторной активностью и нарушением эвакуаторной функции желудка вероятность регургитации достаточно высока.

Больным с нарушением эвакуации желудочного содержимого, помимо циметидина, необходимо назначать антацид для нейтрализации скопившегося в желудке кислого содержимого. В отдельных случаях непосредственно перед операцией желудок опорожняют с помощью зонда. Для профилактики гнойных осложнений по показаниям за мин до разреза кожи вводят антибиотики.

Предупреждение возникновения тромбоэмболий осуществляется на основании обычных критериев. Выбор метода анестезии зависит от состояния больного, характера и продолжительности оперативного вмешательства.

При удовлетворительном состоянии больного, а также в случаях, когда удается корригировать основные нарушения функциональных систем, анестезиолог может с успехом использовать любые из имеющихся анестетиков, в работе с которыми он имеет наибольший опыт, и может в полной мере использовать их положительные свойства и нивелировать отрицательные.

В целом анестезиологическое обеспечение плановых операций проводится по общим правилам с использованием всех ее компонентов. Малотравматичные операции, не предусматривающие тщательной ревизии брюшной полости или мышечной релаксации, могут быть выполнены под ингаляционной, неингаляционной, эпидуральной, спинальной, каудальной анестезией при сохранении спонтанного дыхания.

При обширных внутрибрюшных операциях применяют общую анестезию с интубацией трахеи и ИВЛ. Частично эффект эпидуральной анестезии может быть смоделирован посредством ганглионарной блокады. Анестезия при операциях, выполняемых с помощью эндовидеоскопической технологии, имеет свои особенности, связанные, прежде всего, с созданием избыточного давления в брюшной полости и характером применяемого для этого газа.

Острый послеоперационный панкреатит ОПП — одно из наиболее часто встречающихся осложнений после операций, выполняемых в гепато-панкреато-дуоденальной зоне. При оценке в предоперационном периоде вероятности его развития необходимо учитывать дооперационную фоновую готовность поджелудочной железы к развитию деструктивного процесса, опасность нанесения ей механической травмы в ходе операции или затекания контрастного вещества в Вирсунгов проток при ретроградной холангиографии.

При общей сумме баллов более нуля вероятность возникновения осложнения достаточно высока. При отрицательном значении следует ожидать гладкое течение послеоперационного периода. В соответствии с получаемыми значениями выделяют пять групп риска развития острого послеоперационного панкреатита, что во время анестезии позволяет применить дифференцированную тактику его профилактики табл. Таблица 1. Схемы интраоперационной медикаментозной профилактики острого послеоперационного панкреатита в зависимости от риска его развития.

При операциях, выполняемых по неотложным показаниям, время на диагностический поиск и подготовку больных к операции, как правило, ограничено. Тем не менее, анестезиолог-реаниматолог должен сделать все от него зависящее, чтобы использовать этот период наиболее рационально. Быстротечность развития деструктивных процессов в брюшной полости обычно ограничивает время предоперационной подготовки одним-двумя часами.

Лишь при крайне тяжелом состоянии больного она может быть удлинена до ч. Следует учитывать, что этот период активно используется для уточнения диагноза заболевания, для чего иногда применяют относительно продолжительные по времени приемы: фиброгастродуоденоскопию, ангиографию, рентгенологические и другие исследования.

В сложных случаях анестезиолог-реаниматолог должен включиться в предоперационную подготовку больного, не дожидаясь окончания диагностического поиска. Основное внимание уделяется профилактике рвоты и регургитации, устранению критической гиповолемии, электролитных нарушений, уменьшению эндогенной интоксикации, купированию болевого синдрома, коррекции функциональных изменений, обусловленных сопутствующей патологией. Опорожнение верхних отделов желудочно-кишечного тракта от содержимого является одной из важнейших задач подготовительного периода.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: НАРКОЗ. Как пациент засыпает и просыпается! Больше Вы не будете бояться наркоза ! ★ EDGAR KAMINSKYI

Комментариев: 1

  1. lidnik6:

    neb-laputa, дельный совет! “Выпьем” их, и вся страна оздоровится!